Под пятой римской жадности

Преемниками египтян в массовой золотодобыче стали римляне, которые тоже несильно заботились о своих рабочих. В отличие от египетских, римские технологии постоянно совершенствовались. Именно этот народ впервые опробовал способ массового обрушения горных пород, который широко используется и в наши дни. Подробное описание работ на Пиренейском полуострове в римских арругиях можно найти у историка Кая Плиния Старшего. Он какое-то время был наместником римского императора и свидетелем описываемых событий, поэтому достоверность его трудов не вызывает сомнений.
По словам Плиния, суть римской технологии заключалась в том, что под массивом золотосодержащих пород выкапывались галереи. После этого применялись методы египтян - огонь и вода с уксусом. Добытую породу рабочие на собственных плечах выносили на поверхность. Чаще всего велись разработки аллювиальных отложений, поэтому, чтобы предотвратить преждевременное обрушение, кое-где в выработках устанавливались подпорки. Процессом руководили опытные горняки, которые могли принять правильное и своевременное решение, поэтому именно они следили, в каком месте начнется обрушение, где и какие следует установить подпорки.
Плиний упоминал не только о ручном труде, но и о механизмах, которые использовали для разработки крепких пород, устойчивых к воздействию огня. К сожалению, одни только описания не позволяют в точности воспроизвести устройство этих механизмов, но, судя по всему, это были установки, сходные с современными агрегатами для разрушения кирпичных стен. Ко времени вероятного обрушения снаружи выставляли наблюдателей, которые должны были жестами, криками предупредить рабочих, трудившихся под землей, о надвигавшейся угрозе, и люди оставляли подземные выработки, хотя некоторые все же не успевали выбежать и погибали под завалами.
Сегодня, оглядываясь на прошлое, мы можем подумать, что такой технический прорыв для Римской империи был невозможен, однако стоит вспомнить слова самого Плиния: «Ничего нет тверже кремневой скалы, но жажда золота тверже ее. Она заставляет людей справляться с любыми трудностями».


Плиний Старший. Портрет XIX в.


Римские золотые монеты эпохи правления Юлия Цезаря. Римляне унаследовали от египтян искусство не только добычи золота, но и работы с ним


Римское украшение, I в. до н. э.


Древнеримские женские серьги. Римские женщины так любили золото, что попытка ограничить их в ношении драгоценностей вызвала настоящий бунт: женщины вышли на улицы и требовали вернуть им право украшаться по своему желанию


Древнеримские женские серьги

Древние инженеры создали по тем временам оригинальную и эффективную систему разработки, схожую с современными системами обрушения. Однако на развалинах работы не заканчивались. Обрушенная порода нуждалась в переработке, и римляне применили весьма остроумный метод, достаточно опасный и трудоемкий.









Золотой шлем с изображением батальной сцены

К месту проведения горных работ привозили воду, которую направляли на обрушенные породы, размывая и вынося их в специально прорытые каналы вместе с золотом. Так как требовался определенный напор воды, достаточный для смещения пород, ее высоко поднимали. Для этого в горах пробивались туннели, прокладывались сложные водопроводы, иногда до 160 км. Над местом, где проводились горные работы, строили водосборники глубиной до 3 м и площадью до 1,2 км2. Далее из водоема через специальные шлюзы в виде люков направлялся поток воды, который размывал породу. Ниже уровня обрушения выкапывали канавы и обшивали их досками, дно устилали ветками кустарника улекс, похожего на терновник. Золото задерживалось в ветвях, а пустую породу поток воды выносил по канаве в море. Когда вода иссякала, кустарник высушивали и сжигали, оставшийся пепел промывали, получая чистое золото.
Сегодня трудно оценить, какую часть золота удавалось извлечь из породы. Скорее всего, небольшую, но это мало смущало римлян, так как, по их представлениям, пород было более чем достаточно. О масштабах работ наглядно говорило количество пустой породы, сброшенной в море. Как пишет Плиний, за ее счет Испания далеко расширила свои берега.
Согласно историческим записям, потоки воды часто выносили в море не только породу, но и погибших работников, которые открывали шлюзы. Как правило, это делали осужденные на смерть. Плиний возмущался подобной жестокостью, хотя и был воодушевлен грандиозностью добычи. Его восторг неудивителен: за всю историю горного дела ни до, ни после римского господства подобный размах не встречался ни разу. Вот что писал деятель по этому поводу: «По мнению некоторых, в Лузитании, Галисии и Астурии в год добывают до 9000 кг золотого металла. Первое место принадлежит Астурии. В истории больше нет подобного примера золотоносности».
Некоторое время достоверность описаний римской золотодобычи вызывала определенные сомнения, но, после того как обнаружили записи Плиния и остатки римских арругий, все сомнения отпали.


Несмотря на божественные мотивы, в реальности с золотом работали замученные трудом люди. Фреска «Купидоны, работающие с золотом», 62 г. Национальный археологический музей Неаполя


Кустарник улекс, который стал частью римского пути к золоту. В России его чаще называют утесником европейским

Дополнения:

нет

Под пятой римской жадности

Отзывов : 0,
Рейтинг : 0 из 5

Автор, Gela

Фото:
Под пятой римской жадности фотография
Под пятой римской жадности фотография
Под пятой римской жадности фотография
Под пятой римской жадности фотография
Под пятой римской жадности фотография
Под пятой римской жадности фотография
Под пятой римской жадности фотография
Под пятой римской жадности фотография

Комментарии к статье, Под пятой римской жадности